perjantai 17. huhtikuuta 2009

Характер массового психоза в Эстонии


Я сделал интервью две недели назад. Статья опубликована на странице: http://www.kauppatie.com/4_09_ru.shtml (Финский).

«подарена»

Несмотря на признание Латвии, Литвы и Эстонии полноправными членами Единой Европы, проблема русскоязычного населения в этих странах по-прежнему остается очень острой.
Особенно остро это проявляется в Эстонии, где русскоязычное население не признается гражданами новой стран (так называемые «неграждане»); где эстонские дивизии СС, творившие ужасные зверства на оккупированной территории СССР, официально признаны борцами за свободу и независимость государства, оккупированного Советской Россией; где переписывается история, сносятся памятники советским воинам, погибшим в борьбе с фашизмом, и ветераны второй мировой войны становятся фигурантами политических судебных процессов.

Между тем, именно русским специалистам страны Балтии обязаны своим нынешним экономическим потенциалом: именно в советский период Прибалтика из аграрной страны превратилась в передовую промышленную республику, исключительно за счет огромных денежных вливаний и труда высококвалифицированных специалистов из других республик СССР. Это очевидный факт – достаточно сравнить промышленный потенциал балтийских государств до 1940 г. и их потенциал на момент распада СССР.

Не лишним также добавить, что в течение советского периода своей истории балтийские страны заметно расширили свои границы, также за счет других республик СССР: так, Вильнюс в 1940 г. назывался г. Вильно и вместе с Вильнюсской областью не входил в состав независимой Литвы, и уж тем более никак не мог быть ее столицей.
И, наконец, нынешняя независимость стран Балтии не является результатом победы их «национально-освободительного движения», не добыта кровью новых борцов за свободу народа, ценой огромных жертв, а фактически «подарена» им сверху центральным руководством Советского Союза: вспомните знаменитую фразу Б.Ельцина «Берите столько суверенитета, сколько сможете унести!». Об этом новое руководство стран Балтии как то старается не вспоминать.

не внутреннего и международного права, а, скорее, психиатрии


Давая оценку состоятельности политической элиты Эстонии, стоящей сегодня у власти, и качеству проводимого ими политического курса в отношении России, я согласен с Вами: это сообщество действительно очень напоминает политическую секту, со всеми ее квалифицирующими признаками. Русофобия в Эстонии с каждым днем набирает обороты и усилиями местных политических интриганов стала почти государственной религией. Также как и в современных сектах, политические акции эстонских националистов против России все чаще принимают характер массового психоза, который уже является сферой регулирования не внутреннего и международного права, а, скорее, психиатрии.

В отношении Финляндии

В отношении Финляндии главная цель США и его союзников в балтийском регионе состоит в формировании панически враждебного отношения по отношению к России и всему русскому, вовлечения нейтральной Финляндии, придерживающейся со времен Маннергейма очень взвешенного и конструктивного курса в отношениях со своими соседями, к прямой конфронтации с Россией; то есть, у США существует явное стремление вывести Финляндию из состояния политического нейтралитета. Американские политтехнологи рассчитывают, что страх перед новым русским нашествием толкнет Финляндию прямиком в объятия НАТО, и с этого момента военная политика страны будет полностью определяться военно-политическим руководством альянса, подконтрольным США.

Достигается это с помощью технологий импорта и нагнетания политического психоза, связанного с якобы существующей военной угрозой со стороны России, с нагнетанием в обществе панического страха перед русской преступностью, проникающей в страну под видом русскоязычной иммиграции. Эстония в этих операциях психологической войны играет ключевую роль: эстонские политики стремятся убедить финские политические круги и общество в целом, что в Эстонии существует реальная угроза национальной безопасности и свободе страны со стороны русскоязычной диаспоры, и такая угроза обязательно возникнет и в Финляндии, если небольшая пока еще, но стремительно растущая русская община превратится в реальную политическую силу.

Вы совершенно верно отметили, что эстонские политики пытаются оказывать давление на финское правительство, даже стремятся указывать Финляндии, как ей надо строить свои отношения с Россией, и какие санкции применять против граждан, которые выступают за дружбу с Россией.

Это не просто способ формирования враждебности (и страха) по отношению к новой России, это еще и возрождение и модернизация старых фобий, страхов, массовых неврозов и мифов.

НАТО

Для российской внешней политики Финляндия вовсе не является маленькой или малозначительной страной, а как экономический партнер она для России еще важнее.
Действительно, какой должна быть основная причина для того, чтобы заставить миролюбивую нейтральную страну, такую как Финляндия, «добровольно» войти в военный блок (НАТО), предназначенный для ведения масштабной, агрессивной войны? А если завтра НАТО начнет военную операцию против Ирана, и финские парни отправятся умирать за интересы США на Ближний или Средний Восток? Или – в Северную Корею, Афганистан, Ирак? Конечно, толкнуть страну на такой шаг – войти в НАТО – может только угроза военной агрессии против Финляндии. А что делать, если этой угрозы нет? Значит, надо ее выдумать, причем выдумать так, чтобы в нее поверили. Вот и вся простая и очевидная суть американской психологической операции.

Война в Южной Осетии в психологической операции США по принуждению вступления Финляндии в НАТО – это всего лишь наглядный пример якобы реально существующей «агрессивности» России по отношению к любым ее соседям. Ведь для того, чтобы убедительно воздействовать на общественное мнение, надо иметь красочный наглядный пиар-материал, иначе эффекта не будет. Война в Южной Осетии, как любой локальный вооруженный конфликт, - идеальный источник такого материала: в войне, особенно поначалу, всегда трудно разобраться, кто – реальный агрессор, а кто – жертва. С помощью современных технологий информационно-психологической войны агрессора в глазах общества легко можно превратить в невинную жертву, и наоборот. Это еще одно доказательство того, что конфликт в Южной Осетии был нужен США в том числе и для проведения психологической операции против Европейского Союза.

Искренне Ваш,

Манойло Андрей Викторович,

проф. кафедры международных отношений
Дипломатической академии МИД Российской Федерации

г. Москва